Здесь был хостел

В начале 2016 года в адрес Команды Кузьминова поступило обращение жителей дома №4 по улице Жуковского с жалобой на хостел «Чикаго». Хостел на 35 койко-мест расположился на первом этаже в квартире одного из собственников. Его клиенты, быстро привыкнув ко всем удобствам, почувствовали себя хозяевами общей территории, перестав считаться со старожилами.

Дом №4 по улице Жуковского – бывший доходный дом, построенный в 1905 году. По сей день в нем проживает внучка его основателя в единственной оставшейся коммунальной квартире на втором этаже. В 20-е годы, сразу после окончания Гражданской войны, здесь поселился писатель Валентин Катаев, приехавший в столицу в поисках литературного признания. Вскоре в Москву переберутся еще два молодых одессита с большим писательским будущим – младший брат Катаева Евгений Петров и Илья Ильф. Прежде чем найти собственное жилье, они остановятся именно в доме №4.

Здесь родится задумка «Двенадцати стульев» Валентина Катаева, которая будет передана Ильфу и Петрову. В этом доме Юрий Олеша, друг Катаева, продумает сюжет будущих «Трех толстяков».

Первое время для входа в хостел использовался парадный подъезд (всего их два), из-за чего он превратился в проходной двор: большинство постояльцев подолгу общались здесь вечерами, не смущаясь курили и распивали алкоголь. Некоторые случайные гости оставались спать прямо в подъезде, располагаясь на старых матрасах или просто свернувшись в углу лестничного пролета.

Жильцы долгое время пытались пойти на контакт с собственниками, дабы восстановить привычный порядок. Однако им удалось добиться только перемещения входа в хостел: теперь он осуществляется через черный ход, наличие которого типично для дореволюционных домов.

Правда, это изменение не сильно помогло делу. Во внутреннем дворе дома есть небольшая территория с лужайкой и клумбами. Черный ход ведет именно на этот участок. В результате во дворе обосновалась толпа завсегдатаев-курильщиков, в подъезде жильцы стали находить шприцы, а по углам теперь располагается еще больше сомнительных людей. Постоянный шум, гомон, грязь, окурки, украденные почтовые ящики и придверные коврики стали не ужасающим хаосом, а реалиями жителей дома.

Инициативная группа выдвинула предложение поставить решетки, дабы постояльцы хостела не могли пробраться выше первого этажа: все согласились. Однако вскоре клиенты ночлежки защиту сломали. Тогда жители установили две решетки – для надежности.

– Это противоречило правилам пожарной безопасности, но у нас не было выбора. Мы не раз сталкивались с агрессивными людьми, которые в ответ на замечания реагировали неадекватно. Здесь настоящая клоака, и многим жителям действительно страшно. Мы даже пытались огородить наш дворик, где цветы, но они все сломали, а растения растоптали, – рассказывает старшая по дому Аксана Злобина.

Команда Кузьминова направила обращение в Роспотребнадзор и прокуратуру с просьбой провести проверку. В марте 2016 года проверка хостела была проведена, а позднее направлен иск в суд. Собственнику вынесли предписание использовать жилое помещение по назначению, однако тот лишь сменил название хостела. В марте 2017 года Команда Кузьминова направила обращение в Федеральную службу судебных приставов, и наконец заведение было закрыто.

Аксана Злобина показала обшарпанные стены подъезда с черными «метками» от затушенных бычков, растоптанный сад и пустующие клумбы, а также грубые решетки, загораживающие проход.

– И все это потому, что здесь был хостел, – задумчиво сказала старшая по дому.

Вернуться в раздел