Дом-шестеренка на Стромынке

К середине 1920-х годов молодое советское государство успело немного оправиться от кровавых лет Гражданской войны, теперь пришло время строить новый мир. Дел был непочатый край, и важнейшим из них для большевиков стало создание новой культуры.

Опорным звеном социалистической культуры стали рабочие клубы – новый формат общения, воспитания, образования советского человека. Клубное движение инициировали профсоюзы: они создавали организации для трудящихся. В них братья-пролетарии посещали кружки, воспитывали детей и развлекались. Хотя на самом деле клубы носили исключительно идеологический характер и, кроме того, по задумке должны были заменить церкви.

Из десяти московских клубов шесть были построены по проекту архитектора Константина Мельникова. Именно в те годы, когда клубная программа набирала обороты, Константин Сергеевич был обеспечен заказами. Впоследствии творчество Мельникова сравнят с фениксом, возродившимся из пепла, а его самого назовут «архитектором-индивидуалистом в массовом обществе». И правда, он умел убеждать заказчика в собственной правоте и воплощать в жизнь экспрессивные и новаторские проекты зданий.

Константин Мельников

Одно из них, прославившееся на весь мир, – здание Клуба Союза коммунальников имени революционера Ивана Русакова на Стромынке, напоминающее по форме шестеренку.

Дом-шестеренка – видный и необычный, и идея массивных выступов, напоминающих механические зубцы, возникла неслучайно. Постройка расположена на небольшом участке, и три «висящие формы» экономят пространство на земле. Их занимают трибуны амфитеатра. Раньше от всего зрительного зала они отделялись специальными спусковыми затворами, чтобы проводить в них кружки: отдельных помещений не было.

За счет того, что в основу постройки положен треугольник, зал напоминает рупор. Звуки, которые издает оратор, находясь в узкой части треугольника, быстро долетают до самых дальних рядов. Но такой прием работает и в обратную сторону: зал легко превращается в слуховую трубку, когда раздаются аплодисменты или гневные крики. В случае, если ожидались бурные овации, площадка оказывалась весьма желанной для выступления.

Мельников создавал не просто дом из стекла и бетона, но светлое, необъятное изнутри пространство. Щедрое остекление, которое было редкостью, заполняло впадины «шестеренки». Сами оконные переплеты были сделаны из дефицитного металла. На рамы средств не хватило, и их выполнили из дерева. Спустя год окна длиной в несколько этажей не выдержали нагрузку, и их заложили. Только после реставрации залам вернули их прежний облик.

После 30-х годов творческий феникс Мельникова сгорел. В молодом государстве торжествует сталинский ампир, никак не совместимый с принципами авангардиста. Архитектор умирает в 74-м году, а Страна Советов – в 91-м. Однако Клуб коммунальников остался вне времени: он пережил несколько эпох и сохранился до наших дней таким, как задумал его автор.

 

 

Вернуться в раздел