Новости

Вверх по красной ветке. Станция “Сокольники”. Конечная.

Метро – один из самых быстрых способов путешествия по Москве. Пока дороги перегружены машинами, столица нервничает от резких сигналов водителей, светофоры всегда некстати загораются красным цветом, путь под землей свободен.  Кажется, такой транспорт – изобретение совсем недавнее, удовлетворяющее запросам эпохи, в которой правят скорость и практичность. Тем временем, Московскому метрополитену уже более 80 лет. В

Вверх по красной ветке. Станция “Красносельская”

Многим особенно полюбилась красная ветка после того, как по ней пустили ретропоезда «Сокольники». Кажется, поймать этот состав – целая лотерея, как и занять в нем место на мягком диване. Если вам это удалось, то немудрено пропустить свою остановку: слишком уж уютные вагоны. Тем временем динамик снова заработал, хоть и с перебоями: «Станция “Красносельская”». Село Красное

Вверх по красной ветке, или Названия с историей

По дороге к станции метро «Чистые пруды» со стороны Чистопрудного бульвара всегда хочется обернуться на гладь воды и получить ответ на вопрос, отчего же ее прозвали чистой в таком-то грязном городе. Обратимся к истории. Изначально это были «поганые болота» или «поганые пруды» прямо под стенами Белого города. «Поганые» – совсем скверно, даже как-то грубо для

Огненная история: пожарные каланчи в Москве

Без пожарных частей деревянная Москва вспыхивала, как спичка, и некому было ее потушить, кроме как самим жильцам. Каждую ночь с 10 дворов был 1 дежурный, который и объявлял тревогу, если что-то вспыхивало. Тогда являлись горожане с ведрами. Но все же одна непогашенная свеча могла стоить жилья целой округи, а собственными усилиями справиться с большим огнем

Дом-шестеренка на Стромынке

К середине 1920-х годов молодое советское государство успело немного оправиться от кровавых лет Гражданской войны, теперь пришло время строить новый мир. Дел был непочатый край, и важнейшим из них для большевиков стало создание новой культуры.

Каменный парусник и его обитатели

Дом Микини часто сравнивают с кораблем. Он и правда чем-то на него похож: угловой эркер, увенчанный балконом, выступает вперед подобно носу судна, а барельеф девы под самой крышей напоминает кариатиду – носовое украшение парусных кораблей.  Боковые эркеры похожи на паруса, а лепнина рассекает фасад точно снасти. Это место нередко становилось пристанью выдающихся творческих личностей, и

12