Бумажная война за расселение

Некоторое время назад в команду Кузьминова поступило обращение жительницы дома по адресу Маленковская 32с1. Наша заявительница, Саляева Нурия Яхьевна, жаловалась на ужасные жилищные условия и аварийное состояние здания. Мы решили посмотреть на происходящее своими глазами, однако найти этот дом было непросто. Он находится близ офисных зданий по улице Маленковская. Долго петляя вокруг огороженной территории, мы обратились за помощью к охраннику, спросив, где же находится жилой дом.

Жилых домов здесь нет и быть не может, - со смешком сказал он.

При взгляде на обширную промышленную зону его слова казались весьма убедительными, однако постройка все-таки нашлась, и в ней действительно живут люди. По документам здание было построено до 1917 года и долгое время принадлежало ныне закрытой фабрике трикотажа – ЗАО «Вариант». В 1986 году были проведены капитальный ремонт и реконструкция,  а к двум имеющимся этажам был пристроен третий – деревянный. Тогда же фабрика расширялась, и обновленное здание, пригодное для проживания, было отдано работникам и их семьям на временной основе с перспективой дальнейшего расселения.

Мне тогда было 20 с небольшим, и мы начали здесь жить – 15 семей, у многих были дети. Думали, скоро переедем, но вот я уже пенсионерка, а у соседей растут внуки, и мы все еще не сменили жилье, - комментирует Нурия Яхьевна.

Официально дом принадлежит городу и носит статус многоквартирного коммунального с 4-мя квартирами, разбросанными по этажам. В данный момент здесь проживает 6 семей, остальные же были расселены. Это произошло 7 лет назад, когда очередь относилась к каждому району в отдельности. После реформы очередники стали городскими, поэтому номер нашей заявительницы звучит как приговор: в списке она 18.013-ая. В2009 году ЗАО «Вариант» было закрыто, а его бывшие работники «повисли в воздухе», оставаясь в городском доме без права собственности. Их единственной надеждой стало переселение.

В результате независимой экспертизы 60% здания были признаны аварийными. Жильцы испытывают многочисленные неудобства. Первое – это грибок, распространившийся не только на ванные, но и на жилые комнаты. В душевых, предназначенных для нескольких квартирантов сразу, потолки расчерчены желтоватыми узорами от постоянной влаги, да и само их состояние крайне плачевно. Другая глобальная проблема, которая была названа «нарушением» в ходе проверки Роспотребнадзора, – это отсутствие оборудованных кухонь.

Кухни мы делали самостоятельно: как говорится, кто на что горазд, - делится Нурия Яхьевна.

И это правда. Мы заглянули в комнату одной жительницы с маленьким ребенком. В крохотной прихожей располагается плита, небольшой шкаф, микроволновка и духовка: все вместе – самодельная кухня. Помещение плавно перетекает в жилую комнату, а разграничивает их лишь дверной проем: на этом жилая площадь заканчивается.

Наша экскурсия по дому продолжалась: темные, освещенные слабым желтым светом коридоры, соединяют комнаты. Зашарпанные стены уставлены шкафами, а на потолках повсюду виднеется потрескавшаяся штукатурка. Этажи соединяют широкие лестницы с большими ступенями. Мы поднялись на последний и самый проблемный 3-й этаж – деревянный.

Именно на этом этаже живет Нурия Яхьевна со своим девятнадцатилетним сыном. Их жилая площадь составляет 14 метров, однако по документам – 27. При договоре социального найма жителям приписали дополнительный метраж, якобы жилой, из-за чего и оплата за жилье повысилась. По факту эта площадь относится к лестничной площадке и коридорам, но документы это никак не отражают.

К тому же на нашем этаже нет коммуникаций, хотя бумаги об этом умалчивают, - рассказывает Нурия Саляева, - и в туалет, и в ванную мы ходим на другой этаж - к соседям.

Последний «сюрпризом», который хранит в себе дом – это трансформаторная будка на первом этаже. О ее существовании жильцы узнали во время задымления в соседних зданиях в 2014 году. Когда приехали службы для устранения технической проблемы, то долго не могли понять, где же все таки требуется починка. Именно тогда стало понятно, что в доме, бывшем административном помещении, находится трансформаторный центр.

Мы начали выносить вещи и документы, многие выбежали из дома, в чем были, - вспоминает Нурия Яхьевна.

Бумажная война за расселение, которая продолжается долгие годы, пока что не имеет никаких результатов. Бывшие работники фабрики, ставшие пенсионерами, успели взрастить детей, а некоторые – внуков в том же жилье, которое когда-то им было дано в качестве «временного». Жизнь в доме дореволюционной постройки с деревянным этажом без коммуникаций и без кухонь – это ирония судьбы и большая проблема города.

Вернуться в раздел